Марат Айдагулов: Российский экологический стандарт может стать новым мировым эталоном

Экономист и общественный деятель Марат Айдагулов о необходимости создания отечественного экологического стандарта по аналогии с ESG.

Марат Айдагулов: "Время собственного стандарта: Россия создаст аналог ESG"

За последние несколько лет в России была проделана большая работа по развитию сообщества компаний, самым тесным образом приближающихся к стандартам ESG («экология, социальная политика и корпоративное управление» - англ. Environmental, Social and Corporate Governance). Мы видим, что ESG-критерии бизнеса начинают сегодня играть все более серьезную роль при оценке инвестиционной привлекательности компаний. Все больше российских предприятий, в том числе и на уровне малого и среднего бизнеса, осознают важность внедрения ESG-стандартов в свои бизнес-процессы.

За это время в России появилось пять рейтинговых агентств, обладающих правами проводить верификацию зеленых облигаций проектов, а при предоставлении кредитов бизнесу уже треть крупнейших банков России учитывает рейтинг ESG. В ноябре 2021 года Москва заняла первое место в категории «Государственное управление в сфере ESG» европейского рейтинга «Города будущего: индекс ESG-инноваций» и второе место в общем зачете. По данным агентства «Эксперт РА», к февралю 2022 года доля компаний нефинансового сектора РФ, утвердивших ESG-политику и готовых раскрыть информацию о своих результатах в области устойчивого развития, достигла 50%. Всего же за прошлый год российские инвесторы вложили в ESG-облигации свыше $1,9 млрд.

Однако, события последних месяцев явно обнажили целый ряд проблем в действующей мировой «зеленой» повестке, связанных с возможностью введения западными странами односторонних санкций в том числе в сфере высокотехнологичного и экологичного производства – в один момент целый ряд российских компаний лишились возможностей для замены классических энергоносителей на альтернативные, возобновляемые источники энергии, стало недоступным «зеленое» финансирование из-за рубежа. Многие иностранные организации недолго думая отказались сотрудничать с нами в сфере ESG, в частности, ушли такие рейтинговые агентства как GRI («Глобальная инициатива отчетности») и CDP («Проект раскрытия информации о выбросах углерода»), а другие попросту начали исключать российские компании из своих рейтингов. Та же международная система сертификатов «зеленой» энергии I-REC, которые российские компании активно приобретали в последнее время, приостановила работу в России из-за введенных Великобританией санкций.

На этом фоне неминуемо будет подвергается ревизии в целом повестка устойчивого развития, которая до недавнего времени у нас была явно ориентирована именно на западные стандарты. Сейчас это все требует перезагрузки. Сейчас бизнес, финансовые организации внутри страны уже решают в какую сторону и каким образом им двигаться. В частности, по некоторой имеющейся информации, весной в Москве прошло большое собрание «директоров по ESG» из ведущих компаний и структур, которые откровенно растерялись в текущих условиях. Сегодня однозначно уже есть понимание, что РФ нужна собственная альтернатива ESG в современных условиях конфронтации со странами Запада.

При этом ряд аналитиков полагают, что в ближайшее время экологическая повестка в России будет не очень актуальна, так как многим предприятиям приходится на фоне экономических сложностей сокращать инвестиции в зеленую энергетику. В конце марта глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин направил вице-премьеру Виктории Абрамченко обращение с просьбой смягчить некоторые из экологических требований для бизнеса ввиду санкций. Они касаются как действующих нормативов, так и еще не вступивших в силу. В частности, обсуждается идея снизить в несколько раз тарифы за вредные выбросы предприятий в атмосферу в качестве одной из мер поддержки бизнеса, но в Минприроды уже выступили категорически против этого.

С другой стороны, многие крупные российские компании заявили о своей неизменной приверженности принципам устойчивого развития и сохранения запланированных проектов в этой сфере, несмотря на прекращении работы некоторых сертифицирующих систем в области зеленой экономики.

В частности, Норникель заявил о продолжении реализации климатического проекта по прекращению выбросов диоксида серы, а Сбербанк сообщил, что по-прежнему планирует достижение углеродной нейтральности в операционной деятельности к 2030 году. В первую очередь это вызвано закреплением принципов экологической и социальной ответственности в корпоративной культуре топ-менеджеров крупнейших компаний и осознанием, что следование стандартам сегодня позволяют им соответствовать требованиям и ожиданиям регуляторов, а также повышать конкурентоспособность на рынке.

Важно осознать, что нынешняя ситуация как раз открывает для России огромное пространство возможностей для разработки собственных национальных стандартов и сертификации (а это тоже система и экономика). При отсутствии необходимости доказывать свою «ESG-зрелость» западному миру мы можем наконец перейти к планомерной реализации собственных проектов устойчивого развития, которые постепенно будут оформляться на постсоветском пространстве и пространстве дружественных стран и альянсов. Для этого нам в том числе потребуется создание своих внутренних рейтингов устойчивого развития, на которые инвесторы смогут опираться при оценке инвестиционной привлекательности компаний. Направление устойчивого развития может стать для России с ее уникальным природным богатством одной из национальных идей, где основной вектор – это уже страны БРИКС (Китай и Индия, например, которые активно интересуются нашими арктическими энергетическими проектами), страны Азиатско-Тихоокеанского региона и Ближнего Востока. По итогам российский экологический стандарт может стать новым мировым эталоном, который бросит символический вызов мировой гегемонии в этой области США и ЕС.

При этом у нас перед глазами есть примеры экологических подходов и стандартов от ведущих «не западных» стран, таких как Китай и Индия. Тема устойчивого развития уже давно стала мейнстримом на азиатском рынке, что в свою очередь может стать еще одной точкой роста для российского влияния в данном регионе. По состоянию на февраль 2022 г. Азия стала вторым после Европы рынком зеленых облигаций (35% от мировых объемов). В частности, для Китая, который очень похож на Россию с точки зрения применения доли угля в сфере энергоресурсов, вопросы экологии вынесены в число приоритетных (с 2016 года правительством поставлена задача сокращения доли угольных мощностей в энергетике до 60%). По заявлению главы Китайской Народной Республики на прошлогоднем Международном климатическом саммите, страна планирует достигнуть углеродной нейтральности к 2060 году.

В числе основных задач, которые перед собой сегодня ставит КНР – сокращение загрязнения окружающей среды, повышение энергоэффективности, развитие зеленой таксономии и кредитования, специальное регулирование в части раскрытия экологической информации компаний. Так, более половины китайских инвестиций еще в 2020 году пришлось на солнечную, ветровую и гидроэнергетику. В Китае есть национальная стратегия декарбонизации экономики, но в отличие от США и ЕС приоритет китайцы отдают не одному сокращению выбросов парниковых газов, а в общем снижению негативного экологического воздействия от промышленности.

В этом же «зеленом» тренде двигается последнее десятилетие и Индия, в которой в начале года вступила в свою вторую фазу межгосударственная система передачи электроэнергии «Зеленый энергетический коридор», по которому индийские власти рассчитывают увеличение мощностей по производству энергии за счет возобновляемых источников до целевых 500 ГВт к 2030 году. В январе 2022 года крупная индийская компания ACME Solar Holdings начала строительство завода, который сможет перерабатывать водород в «зеленый» аммиак, который считается экологичным видом топлива для морских судов. Также недавно в стране был открыт специальный онлайн-портал «зеленых» вакансий, соединяющий предприятия со специалистами, ищущими работу в секторе возобновляемых источников энергии.

Тем более, как мы видим в России важность развития темы экологии и устойчивого развития, осознается как на государственном уровне, так и на уровне гражданского общества. Так, в марте глава государства по итогам совещания по банковскому сектору поручил правительству совместно с Банком России разработать план по снижению влияния на финрынки от возможного сокращения спроса на активы с EGS-рисками. Минэкономразвития планирует уже в 2023 году запустить в России систему верификации «зеленых» проектов, утвердив тем самым единые нормы нефинансовой отчетности компаний, в том числе для защиты окружающей среды. Планируется, что такая отчетность будет вестись по четырем направлениям: экономическому, экологическому, социальному и управленческому.

В сентябре 2021 г. постановлением Правительства была утверждена национальная таксономия проектов устойчивого развития и критерии системы льготного зеленого финансирования, которая дает возможность субсидирования государством до 90% затрат на выплату купонного дохода по облигациям. В ВЭБ.РФ сформирован Центр зеленого финансирования, который отвечает за формирование системы верификации финансовых инструментов устойчивого развития. Вступил в силу федеральный закон об ограничении выбросов парниковых газов. Также последними распоряжениями правительства РФ до 2035 г. были продлены механизмы поддержки возобновляемой энергетики, и с текущего года вступил закон об обязательной нефинансовой отчетности крупных компаний.

Другое знаковое событие – решение в декабре прошлого года 28 крупнейших российских компаний о создании российского Национального ESG-альянса. По сути сам альянс – это совершенно новая структура, аналогов которой нет в мире, на учредителей которого пришлось порядка 10% российского ВВП. Сам альянс сформулировал свою миссию как: «содействие переходу к устойчивой модели развития экономики, обеспечивающей сохранение природы, благополучие общества и долгосрочное процветание бизнеса в рамках существующих ограничений природных ресурсов, на основе заинтересованности, сотрудничества и партнёрства всех вовлечённых сторон». В конце января состоялось первое официальное заседание учредителей данного перспективного союза. Сейчас по сути надо только скорректировать его идеологическую повестку (об этом уже говорилось ранее).

В этом же контексте важно развитие альтернативной правозащитной деятельности в сфере экологии. «Монополия» Greenpeace как организации к объективности, которой за последнее время возникло много вопросов в связи с навязчивым вмешательством в дела суверенных государств, должна уйти в прошлое. В подобной сфере отсутствие плюрализма пагубно.

В современных условиях свою эффективность должны показать ОП РФ, профильные экологические объединения и организации. На муниципальном, коммунальном уровне в больших городах, а постепенно и по территории всей России, надо поддерживать и поощрять экологическую осознанность и активность граждан, в особенности важно продолжать развивать инфраструктуру для раздельного сбора отходов. Это уже приносит свой результат – из данных Росстата самой быстрорастущей отраслью промпроизводства 2021 года в России стала именно мусорная (отрасль сбора, обработки и утилизации отходов выросла на 35%).

Масштабная и высокоэффективная реализация природоохранных технологий неминуемо приведет к глобальному формированию нового образа нашей страны, при условии, что в Евразии, в целом, и на нашей территории, в частности, располагаются подлинные сокровища земного шара: озеро Байкал, Эльбрус, вулканы Камчатки, Плато Путорана, горы Алтая, Куршская коса, таежные леса и еще многие тысячи гектаров уникальных территорий. Не следует недооценивать долгосрочные выгоды от подобной стратегии в угоду некоторых представителей российского бизнеса, по старинке использующих в прямом смысле слова «грязные технологии».

В этом плане важную роль также должен сыграть законопроект, подписанный Президентом РФ в конце прошлого года, согласно которому владельцев компаний будут обязаны устранять негативные экологические последствия для окружающей среды, возникшие из-за работы их предприятий, а для этого им неминуемо придется вкладываться в современные системы эко-мониторинга и разработку высокотехнологичного производства. Это еще раз говорит о том, как важно сегодня сохранять понимание, что в конце концов от ставки на экологию и устойчивое развитие через выработку и соблюдение российского экологического стандарта выиграют все, кто заинтересован в развитии и процветании нашей страны.
Марат Айдагулов
Предприниматель и общественный деятель.

Эксперт по экономическому развитию и международному сотрудничеству.

Инициатор создания негосударственной платформы по гражданской координации и интеграции на пространстве ЕАЭС, Конвенции цифровой безопасности.