Марат Айдагулов: образовательный рынок выглядит сегодня очень перспективным и быстрорастущим
Экономист и общественный деятель Марат Айдагулов оценил насколько привлекателен рынок коммерческого образования в РФ, какие форматы наиболее востребованы аудиторией, а также описал риски, связанные с увеличением спроса на различные просветительские проекты.
Накануне 1 сентября традиционно все интересуются сферой образования: кто-то готовит детей к школе, кто-то сам ждет начала семестра, а кто-то просто продолжает учиться, потому что получает образование в онлайн.
В этом материале я решил разобраться насколько велик сегодня рынок коммерческого образования в России на примере сферы EdTech, перспективно ли инвесторам вкладывать деньги в новые просветительские проекты.

Во время написания статьи я решил спросить у своей аудитории в Telegram (https://t.me/aydagulov) пользуются ли они возможностью получения дополнительного образования, покупали ли они хотя бы раз какие-то курсы и с какой целью.

Данные получились довольно интересными. 68% моих подписчиков указали, что покупали курсы дополнительного образования: 35% - регулярно проходят различное обучение для собственного развития, 12% - таким образом освоили новую профессию, 21% - разово покупали курсы, чтобы разобраться в конкретной теме.

При этом 32% ответили, что не понимают зачем покупать обучение, потому что большое количество материалов есть в интернете и можно бесплатно их осваивать.
Объем образовательного рынка
Согласно прогнозам аналитиков, объём мирового рынка образования к 2025 году составит $7,3 трлн. А в 2020 году капитал инвестиций в сферу EdTech составил $227 млрд.
Нужно понимать, что, строго говоря, термин EdTech не является синонимом онлайн образования, он подразумевает в том числе и ряд цифровых технологий, делающих образовательный процесс более удобным. Так, говоря об EdTech, нужно иметь в виду не только непосредственно курсы, школы или университеты, работающие в онлайн-формате, но и целые системы для оптимизации обучения, отдельные платформы для его организации, а также технологии для образовательных учреждений: например, технологии блокчейн, применение искусственного интеллекта, использование устройств виртуальной (VR) или дополненной реальности (AR).

В 2016 году российский рынок онлайн-образования составлял 20,7 млрд. руб., в 2019 году b2c-сегмент достиг 36,5 млрд. руб., по итогам 2021 года объём рынка онлайн-образования и образовательных технологий в России составил уже более 80 млрд. руб., при этом эксперты отмечают, что этот показатель имеет стабильный прирост на 15-20% в год. Российские компании в определённый момент достаточно активно стали выходить на международный рынок: к давно там присутствующей «Нетологии-групп» присоединились «Алгоритмика», PuzzleEnglish, StudyFree и другие. Внутри же страны EdTech, очевидно, был признан весьма прибыльным направлением: совокупный среднегодовой темп роста объема инвестиций в 2017-2019 гг. составил 69%, а в 2019-2021 гг. — уже 149%. В подобные проекты вкладываются Яндекс, Mail.ru, Сбербанк и прочие, а объём венчурных инвестиций в 2021 году достиг показателя в $149.2 млн.

Согласно данным исследования, проведённого Mail.ru Group, аудитория образовательных платформ Skillbox и GeekBrains только в 2020 году увеличилась в четыре раза по сравнению с предыдущим годом, а количество курсов превысило 750. На данный момент аудитория Skillbox насчитывает 563 тыс. пользователей, «Нетологии» - 547 тыс. пользователей, в Skyeng занимается более 150 тыс. учеников с более чем 15 тысячами педагогов, аудитория GeekBrains насчитывает более 3 миллионов человек.
Наиболее востребованные направления
Наибольшей востребованностью в России пользуются различные варианты дополнительного обучения для взрослых, в том числе курсы повышения квалификации
Освоение новых профессий и обучение иностранным языкам: тут абсолютное лидерство занимает обучение IT-профессиям и маркетингу, недалеко от них ушли профессии в сфере образования, финансы и право. В среднем, согласно проведённому Data Insight и «Нетологией» исследованию, получающие дополнительное образование онлайн учатся на 2-3 программах за год, около четверти учащихся (23%) прошли за год 4 программы или больше. При этом, суммарные траты населения на дополнительное онлайн-образование для взрослых в 2021 году не только сравнялись с тратами на оффлайн-образование, но и превысили их, составив 226 млрд руб. против 213,7 млрд.

Подобную популярность объяснить довольно легко: онлайн-формат очень удобен. Он ориентирован на освоение практических навыков, необходимых для трудоустройства по профессии, более того, многие образовательные платформы напрямую сотрудничают с работодателями, заинтересованными в квалифицированных кадрах. Этот формат полностью отвечает современным тенденциям динамичной и мобильной жизни, поскольку куда меньше привязан к фиксированным месту и времени обучения.

Онлайн-образование инклюзивно, оно доступно для совершенно разных типов аудиторий, и именно тут лежит один из ключей к успеху бизнес-проектов в этой сфере. EdTech позволяет не только экономить время и получать практические навыки, востребованные на рынке труда, но и делает освоение этих навыков доступным для тех, кому недоступно классическое оффлайн-образование. В онлайн-университет не нужно переезжать в другой город, онлайн-обучение просто подстроить под текущий рабочий график, оно в среднем дешевле нескольких лет обучения в традиционном университете, оно по очевидным причинам более удобно для людей с ограниченными возможностями, - всё это автоматически расширяет возможную аудиторию любого бизнес-проекта в этой сфере.
Высшее образование vs EdTech
В экспертном сообществе сегодня идет активная дискуссия на тему является ли EdTech альтернативой традиционному высшему образованию.
Пытаясь ответить на этот вопрос надо учитывать один важный нюанс – маркетинговый потенциал подобного обсуждения. Конечно, различным площадкам с точки зрения продажи собственного продукта выгодно поддерживать именно эту линию в публичном пространстве. Поэтому объективную картинку получить довольно трудно.

Но, если опираться на цифры различных исследований, которые говорят о том, что большая часть аудитории онлайн-обучения – это люди в возрасте 25+, то вывод напрашивается следующий: EdTech и традиционное высшее образование про разное. Они не являются конкурентами.

Мы хорошо понимаем, что есть профессии, получение которых невозможно заочно, онлайн-курсы не заменяет, например, медицинской практики, археологических раскопок или лабораторных исследований. Всегда будут люди, для которых образование – лишь ступень к научной карьере, а университет – это сообщество, в первую очередь.

При этом очевидно, что многие не хотят останавливаться только на своей специализации по диплому и будут искать возможность улучшить собственную экспертизу. И в этом случае для них онлайн-образование – лучший вариант, что говорит о том, что роль EdTech будет увеличиваться с каждым годом.
ИТОГИ
Что имеем в сухом остатке?
  • образовательный рынок выглядит сегодня очень перспективным и быстрорастущим, причем как с точки зрения открытия бизнеса, так и с точки зрения инвестиций в уже существующие проекты;
  • увеличение спроса на различные образовательные продукты приведет (и это сейчас уже видно) к тому, что будет появляться так называемый «теневой» сектор. То есть продажа различного контента за условно наличные деньги (как правило перевод с карты на карты между физическими лицами), с которых налоги не платятся. Это ставит перед государством новые задачи, а именно создание легкой базы налогообложения и контроля за подобными форматами. Надо отметить, что вполне адекватным инструментом в данном случае выглядит институт самозанятости, однако в данном случае, на мой взгляд, стоит активнее рассматривать возможность увеличения минимальных месячных оборотов в этой сфере;
  • дополнительное регулирование этой сферы деятельности рано или поздно произойдет, но важно, чтобы в этом процессе были учтены мнения и позиции всех заинтересованных сторон. Поэтому, на мой взгляд, сейчас то время, когда нужно открывать широкую общественную дискуссию на тему создания привилегий для бизнеса в этой сфере.
Марат Айдагулов
Предприниматель и общественный деятель.
Эксперт по экономическому развитию и международному сотрудничеству.
Инициатор создания негосударственной платформы по гражданской координации и интеграции на пространстве ЕАЭС, Конвенции цифровой безопасности.